Лошадь. Биография нашего благородного спутника

Издательство «Азбука» выпустило книгу Венди Уильямс «Лошадь. Биография нашего благородного спутника», посвященную эволюционной истории лошадей.

Американский журналист Венди Уильямс – автор многочисленных публикаций в таких изданиях, как The Boston Globe, The Wall Street Journal, The New York Times и The Christian Science Monitor. Ее предыдущая книга «Кракен» была посвящена биологии головоногих моллюсков. Также Венди Уильямс более тридцати лет занимается верховой ездой, и книга «Лошадь» позволила ей воплотить давнюю мечту соединить свою любовь к лошадям с профессией научного журналиста. Книга охватывает историю лошадей, насчитывающую свыше 56 миллионов лет, — от эогиппусов и эпигиппусов до гиппарионов и современной лошади.

«Моя книга — своего рода научный экскурс в историю лошади как биологического вида, a также исследование связи между ней и человеком. Экспедиции и интервью со многими учеными в разных концах мира, от Монголии до Галисии, с археологами, изучающими доисторические поселения во Франции и Стране Басков, с палеонтологами, работающими в Вайоминге, Германии и даже в центре Лос-Анджелеса, открыли мне историю совместного пути лошадей и людей сквозь время, позволили исследовать наши биологические сходства и различия, a также подумать о будущем лошади в мире, где господствует человек», – говорит Венди Уильямс.

Благодаря любезному разрешению издательства мы публикуем отрывок из книги, где описывается исследование способа передвижение гиппарионов по их следам, сохранившимся в течение миллионов лет благодаря вулканическому пеплу, застывшему на танзанийском плато Лаэтоли.

В 1976 году тридцатилетний Эндрю Хилл, теперь занимающийся антропологией в Йельском университете, приехал из Найроби в Лаэтоли с друзьями по приглашению известной ученой Мэри Лики, чтобы посетить ее археологический раскоп, расположенный неподалеку от деревни. Лики занималась поисками ископаемых костей и черепов гоминид. Окаменелые следы других животных не привлекали ее внимания.

Впрочем, и Хилл сначала не придавал им значения. Но однажды он решил подурачиться вместе с приятелями: молодые люди стали перебрасываться слоновьим пометом. Хилл, по его словам, поскользнулся и упал. А оказавшись на земле, он посмотрел на эти следы под новым углом.

Момент счастливого озарения помог ему связать следы, давным-давно оставленные на африканской равнине, с окаменевшими следами дождевых капель, которые он когда-то увидел на иллюстрации в труде «Основные начала геологии» влиятельного ученого XIX века Чарлза Лайеля, рассматривавшего научные перспективы подобного рода материальных свидетельств прошлого. Лайель писал, что по таким простейшим предметам, как окаменелые отпечатки дождевых капель, можно — если обратить на них внимание — многое узнать о жизни в доисторические времена. Например, Лайель говорил, что важно не само наличие капель, а их размер.

Лежа на земле, Хилл вспомнил указание Лайеля и понял, что оказавшиеся перед его носом следы животных могут содержать целую библиотеку информации. Приступив к полномасштабному исследованию отпечатков, ученые обнаружили, что в этой местности в древности бродило очень много животных и немалая часть из них оставила свидетельство своего присутствия и поведения в пепле.

Обнаружение отпечатков ног древних представителей рода людского попало в заголовки новостей по всему свету. Факт этот окончательно разрешил (в той степени, насколько палеоантропология вообще способна что-то разрешить окончательно) долгий и подчас слишком оживленный спор относительно того, как долго наши предки ходили на четырех ногах и когда они обрели способность передвигаться на двух. Находки из Лаэтоли показывают, что австралопитек афарский, которого многие ученые считают промежуточным звеном между человекообразными обезьянами и современным человеком, не только ходил на двух ногах, но и обладал пяткой, большим пальцем на ноге и даже сводом стопы.

B 1987 году вышел двухтомный сборник статей, в котором были изданы схемы всех следов, найденных в Лаэтоли к тому времени. Однажды днем я раскладывала на своем обеденном столе все эти карты, собирая их воедино как головоломку, до тех пор, пока они не покрыли весь стол. Словно рог изобилия просыпал в моей комнате следы всех животных, обитавших тогда в этом регионе Африки.

Эти листы бумаги могли бы заворожить любого, кто обожает выискивать мелкие детали на географических картах. Передо мной находились следы, оставленные древними гоминидами. Я видела наяву трехпалых лошадей, скитающихся под африканским солнцем, не обращая внимания на легкие осадки из вулканического пепла. Разглядывая эти карты, я чувствовала то же самое, что в Поулкэт-Бенч и в Месселе. Я словно пересекла какой-то незримый барьер, выставленный в четвертом измерении, и вторглась на запретную территорию.

Это был метафизический опыт — просто смотреть на разложенные на столе следы множества животных, бродивших по Серенгети миллионы лет назад. Как выяснилось потом, изучая эти следы, можно получить важную информацию.

В том же самом томе я обнаружила статью, посвященную вопросу, давно уже смущавшему лошадников всего мира: естественным ли образом выработали лошади четырехударный одношаговый аллюр? Или же он стал результатом специального выведения? Современные лошади имеют три основных аллюра: шаг, рысь (или иноходь для некоторых коней) и кентер, то есть медленный галоп. (Быстрая версия галопа носит название «карьер».)

При этом некоторые лошади способны передвигаться четырехударным аллюром, более быстрым, чем шаг, и иногда называемым однотактовым или быстрым шагом. Поскольку аллюр этот удобен и скор, наездники ценят владеющих им коней. Лошади на этом аллюре устают меньше, чем на кентере или галопе. Он позволяет паре «наездник и лошадь» преодолевать за день большее расстояние, не переутомляя коня. Однако естественным образом он свойственен лишь некоторым породам лошадей, таким как теннессийская прогулочная и исландская. Появилась ли эта особенность в результате селекции или, быть может, какие-то лошади всегда ей обладали?

Голландская исследовательница и любительница коней Эльза Рендерс решила воспользоваться лаэтолийскими следами для того, чтобы попытаться найти ответ на этот вопрос. Впервые прочитав об этих оставленных гиппарионами отпечатках, она, подобно мне, сразу пришла в полный восторг. Свидетельства повседневного поведения двух лошадей давно вымершего вида заставили ее задуматься над тем, можно ли по ним понять, как на самом деле двигались эти кони. Еще ей хотелось узнать, что представляли собой два маленьких боковых пальца на каждой ноге — это было нечто излишнее или у них имелось назначение?

Сначала она решила определить аллюр, которым передвигались гиппарионы. Для того чтобы решить эту задачу, она сделала отливку оставленных в Лаэтоли следов. Потом она заказала аналогичные копии следов современных лошадей, шедших шагом, рысью и кентером. Полученные отливки Рендерс сопоставила с древними и с удивлением обнаружила, что ни один из современных аллюров не соответствует следам гиппарионов. И кобыла, и жеребенок передвигались как-то иначе.

Тогда она обратилась к современным лошадям, использующим быстрый шаг и четырехтактный ход, и попала в самую точку. Она измерила расстояние между передней и задней ногой, a потом определила, насколько далеко задняя нога заступала за переднюю. Оказалось, что и маленькая кобылка гиппариона, и ее жеребенок передвигались четырехтактным ходом.

«Итак, кобыла и жеребенок шли естественным для них от природы дорожным аллюром», — сказала она мне.

Идя обыкновенным шагом, лошадь сперва передвигает переднюю ногу, затем противоположную заднюю ногу. При быстром шаге порядок движений другой. Сперва лошадь передвигает переднюю ногу, затем заднюю на той же стороне тела, а затем другую переднюю ногу и заднюю ногу с противоположной стороны. Этот аллюр иногда называется «ломаным шагом».

То есть гиппарион шел аллюром, позволяющим идти быстрее, чем при обычном шаге, однако иметь опору на три ноги. Такая поступь очень надежна, она допускает большую скорость с одновременной хорошей опорой о землю.

«Все, кто в наше время мало-мальски знаком с лошадьми, знают три основных аллюра: шаг, рысь и галоп, — объяснила она причину, заставившую ее в первую очередь обратиться к этим аллюрам. — Мы привыкли считать быстрый шаг искусственным или выставочным аллюром, — продолжила она, добавив, что именно его увидела в отпечатках ног гиппариона, — однако он показался мне самым естественным вариантом, особенно если учесть наличие под ногами скользкой почвы. Лошадь, умеющая ходить быстрым шагом, не станет переходить на рысь на ненадежной почве. Моя лошадь, когда оказывается на неровной или скользкой поверхности или испытывает стресс, всегда переходит на быстрый шаг».

Давно известно, что способность лошади идти быстрым шагом передается по наследству, однако раньше всегда считалось, что она присуща только одомашненным лошадям. До проведенного Рендерс исследования мало кто мог предположить, что эта особенность естественна не только для нескольких пород современных лошадей, но еще и минимум для одной кобылы и ее жеребенка, живших 3,6 млн лет назад.

Рендерс также обнаружила, что кобылка гиппариона располагала еще одним средством удержаться на ногах — маленькими боковыми пальцами. На первый взгляд в них вообще нет никакого смысла: мы твердо знаем, что коням «положено иметь» один палец и что лошади «сделались совершеннее», утратив эти лишние пальцы. Мы настроены видеть в этих пальцах ранних лошадей рудимент, лишнюю глину, которую надлежит удалить скульптору — эволюции.

Однако Рендерс обнаружила, что лошади и в самом деле пользовались этими боковыми пальцами, отнюдь не являвшимися никчемным наследием прошедших времен. Что касается нашей лаэтолийской кобылки, в тот самый день пальцы ног сослужили ей хорошую службу. Современная лошадь, оказавшись в подобной ситуации, могла бы упасть и сломать ногу (что, например, часто случается с попавшими на лед конями), в то время как эта представительница вида Hipparion даже не изменила шаг. Напротив, следы указывают на то, что, поскользнувшись, кобыла уперлась в поверхность боковыми пальцами. Эти три пальца — основное копыто и два побочных пальца — образовали в пепле треногу, которая позволила лошади устоять. Ну, как боковые колесики на детском двухколесном велосипеде.

 

Благодаря наличию боковых пальцев, естественному для этой лошади четырехтактному ходу и по многим другим причинам гиппарионов ждал колоссальный эволюционный успех. Впервые появившись в Северной Америке примерно 17 млн лет назад, они быстро приумножились, образовав самые разные виды, и в конечном итоге проникли даже в Африку.

 

Выходные данные книги

Уильямс В. Лошадь: Биография нашего благородного спутника / Венди Уильямс; [пер. с англ. Ю. Р. Соколова]. – М.: Азбука-Аттикус, КоЛибри, 2019. – 288 с.: ил.

Так же Вас может заинтересовать:

В знаменитой пещере Шанидар нашли останки еще двои... Экспедиция Кембриджского университета, работающая в пещере Шанидар на севере Ирака, нашла кости двоих неандертальцев. О находке сообщает сайт радиоста...
Черепица позволила напасть на след древнего буддий... Древняя круглая черепица с цветочным узором, найденная при раскопках в районе Хатия японского города Ритто (префектура Сига), позволила археологам пре...
Потерянный город Тенея Министерство культуры Греции объявило, что древнее поселение, раскопки которого ведутся на Пелопоннесе, представляет собой античный город Тенея, точно...
Гейзер в Йеллоустонском парке выплюнул множество п... Работники Йеллоустонского национального парка рассказали о целой коллекции предметов, извергнутых одним из гейзеров. Гейзер Ухо (Ear Spring), названны...